Назад к списку

А может, он вернется?

Надежда... Она помогает сохранить силы в самой сложной ситуации, поблескивает лучиками света в самой непроглядной тьме, протягивает руку помощи, когда мы находимся на самом дне бездны отчаяния... 

 А если отставить лирику и романтику в сторону, то, по своей сути, надежда - это зачастую проявление психологических защит, то есть определенных искажений восприятия реальности, которые помогают снизить тревогу и сделать окружающую реальность более переносимой. И получается, что иногда надежда играет с нами злую шутку. Например, в ситуации расставания. 


 Любимый мужчина сказал Марине, что им лучше расстаться. Что любовь прошла. Что ему нравится другая. Марине очень больно и горько. Она вроде бы понимает, что отношения закончились. Но тут как раз периодически начинает поднимать голову надежда: “Он позвонил мне сегодня, спрашивал, как у меня дела. Мы поссорились и кричали друг на друга. Наверное, если бы он меня все еще не любил, он бы не стал так реагировать”, “Когда он забирал вещи у меня из квартиры, он забыл свитер. Я же знаю, что этот свитер ему очень дорог. Может быть, он оставил его не просто так, может быть, он планирует вернуться”. 


 В результате Марину раскачивает на эмоциональных качелях: от горя и отчаяния до надежды на возрождение отношений. 

 И беда здесь в том, что мы переживаем расставание, потерю отношений именно как потерю. Это горе, которое нужно прожить и пережить, выплакать, выболеть. И легче обязательно станет, периодически боль начнет затихать, потом эти светлые промежутки будут становиться все длиннее и длиннее. И мы потихоньку вернемся к нормальной жизни. Нет, не к прежней. Потери всегда оставляют след в нашем сердце. Но этот след будет уже не в виде кровоточащей раны, а виде шрама, который будет отдаваться не острой болью, а печалью и грустью. 

 Но этот процесс исцеления может начаться только после того, как мы осознаем, что потеря произошла, что да, отношения закончились безвозвратно. Только окунувшись с головой в эмоциональную яму горя и боли, достигнув ее дна, мы можем начинать движение наверх, к теплу и свету. 

 А надежда? Она запирает нас в “сумеречной зоне” “недогоревания” и, по сути, “полужизни”. Где нет, конечно, острой боли, которую мы так боимся испытать, но нет и движения к полноценной радости, принятию и эмоциональному возрождению.