Назад к списку

Дети смешанных браков: неизбежен ли кризис и конфликт идентичности? 

Исследования социологов, да и просто жизненные наблюдения показывают, что количество смешанных браков в современном мире – все более распространённое явление. Границы между этническими группами становятся все более гибкими, люди верят в свое право свободно выбирать брачного партнера, иногда в этот процесс вмешиваются и более объективные факторы, такие как соотношение численности полов в разных этнических группах. В результате, по оценкам социологов, приблизительно 90 % черных американцев имеют белых предков. Да и разговоры с нашими соотечественниками показывают, что «чистокровных» русских «до седьмого колена» не отыскать практически днем с огнем. 


 В традиционной психологии считалось, что человек, рожденный на стыке двух культур, будет неизбежно переживать кризис поиска собственного «Я», который может приводить к достаточно серьезным внутренним конфликтам и психологическим проблемам.Одним из первых исследователей, высказавшихся на эту тему, был Роберт Парк, построивший в 1928 году концепцию «маргинального человека». С точки зрения Парка, участь такого человека, оказавшегося между двумя культурными мирами, будет незавидна, его неизбежные характеристики – это душевная нестабильность, повышенная самокритичность, тревожность, даже подверженность душевным заболеваниям. 

Взгляды последователя Парка, Стоунквиста, тоже не отличались на этот счет особой оптимистичностью. С точки зрения ученого, маргинальный человек воспринимает себя одновременно с двух точек зрения тех групп, к которым он принадлежит, следовательно, если же нормы этих двух групп приходят в активное противоречие, маргинальный человек переживает этот внешний конфликт в форме острых внутрипсихических переживаний. Положение маргинального человека постоянно оказывается под вопросом, он вынужден непрерывно задумываться над собой и своей этничностью, в результате неприятия со стороны окружающих у такой личности развивается или ощущение собственной неполноценности, или компенсация в виде эгоцентризма, назойливости, излишнего рационализма. Маргинальный человек вынужден постоянно смотреть на себя глазами других людей, поэтому у него развивается сверхчувствительность к мнению окружающих. Он скорее станет конформистом, чем творческой личностью, поскольку старается подстроиться под требования доминирующей культуры. 

Нужно отметить, что и в ряде более современных исследований подчеркивается, что люди смешанного происхождения будут сталкиваться с серьезными проблемами в процессе формирования своей идентичности. Например, Гиббс, работая с подростками смешанного расового происхождения, обнаружила, что у них зачастую возникают довольно серьезные психологические проблемы, вплоть до ненависти к себе, склонностей к химическим зависимостям и суицидальным попыткам, проблем с формированием гендерной идентичности. 

Неужели все действительно настолько мрачно? К счастью, в последние десятилетия стали появляться работы психологов, в которых показано, что такая смешанная (или, говоря более научным языком, мультиэтническая) идентичность может, напротив, повышать адаптивные возможности человека, становиться для него серьезным внутренним ресурсом. Например, проведенное в 2007 году Jones H. L., Cross W. E., DeFour J. исследование на чернокожих женщинах показало, что выраженная мультикультурная идентичность помогает человеку противостоять депрессии и негативному воздействию расизма. 

 Также есть данные, которые говорят о том, что люди с мультиэтнической идентичностью гораздо лучше чувствуют себя в ситуации межкультурных контактов, они испытывают гораздо меньший стресс при необходимости войти в новую для себя культуру. 

 Какой из этих противоположных подходов верен? К сожалению, психология, как обычно, вряд ли даст однозначный и исчерпывающий ответ. В своей практической работе я сталкивалась и с людьми, которые переживали свою «половинчатость» как глубокую трещину, разделяющую на части их личность, и с теми, для кого разнообразные корни служили большей опорой, источником интереса и переживались как внутреннее богатство. И мне очень радостно вспоминать случаи, когда удавалось помочь своим клиентам перейти из позиции маргинальности к ощущению интегрированности, осознанию себя в качестве посредника между двумя культурными мирами.