Назад к списку

Рассказать все?

 «Помните, недели две назад я вам сказала, что наконец-то перестала следить за Инстраграмом своего бывшего, рассматривать его фотки с новой девушкой? Так вот, я тогда соврала. Я продолжаю это делать».

 Я вижу, как напряжена Марина, моя клиентка, произнося эту фразу: она буквально нахохлилась, вцепилась руками в кресло, не смотрит мне в глаза. Я говорю об этом, отмечая, что мне кажется, ей непросто далось такое признание. 

 «Конечно! Вы же теперь будете думать, что я плохая. И вообще, я как будто пообещала Вам что-то, но соврала». 


Прежде чем отвечать, я обращаюсь к своим эмоциям: сочувствие (потому что понимаю, что трудно соприкасаться и с теми чувствами, которые заставляют вновь и вновь обращаться к странице человека, которого, вроде бы, хочешь забыть и «отпустить», и с тем, что вызывает эта ситуация признания), сожаление (о том, что, может быть, общение со мной не было настолько безопасным, чтобы клиентка могла быть более открытой в описании того, что происходит), благодарность (от того, что она все-таки смогла поделиться этим непростым признанием), легкое раздражение (из-за того, что человек продолжает выбирать то, что ему, скорее всего, вредит). Это, наверное, основное. Да, в моих чувствах есть еще много различных нюансов, но там точно нет осуждения. 

 Разговариваем с Мариной о том, какую реакцию она ожидала от меня получить, о моем реальном отклике, о том, как часто в ее жизни возникает такое вот ожидание осуждения от другого человека. 

 На самом деле, это довольно типичная ситуация в процессе терапии: каждый клиент сталкивается с выбором: что говорить терапевту, о чем не говорить, о чем соврать.И это нормальный процесс. Открытость и искренность подразумевают нашу уязвимость. Это страшно. Свое незащищенное мягкое брюшко хочется подставлять только в абсолютно безопасной ситуации, когда точно знаешь, что тебя не укусят. И все равно ты идешь в этом случае на риск. 

 Такое безопасное пространство возникает в терапии далеко не сразу. А иногда, к сожалению, не возникает, несмотря на прилагаемые усилия. В любом случае, для этого нужно время. Доверие — хрупкое растение, которому нужно дать время для роста и развития, оно не может вырасти «вдруг» и «по команде».Поэтому нормально, что мы дозируем информацию, которую доносим на сессии. И поэтому на самой первой встрече я обязательно рассказываю клиенту о правиле «стоп»: о том, что он обязательно обладает правом и возможностью сообщить о том, что не готов разговаривать на какую-то тему, отвечать на какие-то вопросы.

 И часто именно это постепенно возникающее чувство доверия и безопасности, когда ты чувствуешь, что можешь поделиться чем-то, о чем неловко, или стыдно, или страшно рассказать, и получить в ответ принятие и сочувствие, а не осуждение и отвержение, становится наиболее целительным аспектом терапии.